А (alex_dars) wrote,
А
alex_dars

Categories:

Мера силы

- Это что, «позорный ряд»?
В черных сферах и латах существа выстраивались в двойную цепь, образовывая дикий для человеческого глаза, с пугающими перспективами, коридор. - Нас через него будут в метро заталкивать, избивая дубинками, как в «После бала», да?
Омоновец обернулся со злым недоумением.
- Толстой, «После бала». Знаете Толстого?
Омоновец может Толстого и знал, но про «После бала» явно не понял. Маша хотела в двух словах набросать омоновцу сюжет, но я ее остановила:
- Здесь тебе не школа! Ему сейчас станет стыдно и он нас схватит. Хрен с ним, с Толстым!

- Товарищ, верь, взойдет она, звезда пленительного счастья... - раздалось слева, из толпы.
Маше, преподавательнице русского и литературы, на площади явно нравилось. Маша, моя давняя подруга, на площадь раньше не выходила - можно найти дела и поважнее 31 в шесть. Но пару месяцев назад мы съездили к знакомому священнику. Мы с Машей девушки не религиозные, но побеседовать с хорошим человеком рады всегда. Священник твердо сказал:

- Надо выходить. Редкая акция имеет такой широкий контекст. Это как первые Марши Несогласных, помните, когда каждый выходил со своим плакатом. Меня вот тревожит проблема малых рек. Недавно начала изучать - малые реки в чудовищном состоянии, просто погибают! Еще пара десятков лет в таком режиме, и ситуация выйдет из-под контроля. Никто уже ничего поправить не сможет.
Я ему поверила про режим. У меня речка Клязьма в пятнадцати минутах ходьбы от дома. Страшно сказать, что с ней за последние пять лет стало...

Маша послушала-послушала, решила идти.
- Знаешь, если не пересекать границы искусства, не переходить от идеи к практике, все, что ты скажешь, пусть глубокое и ценное, и ломаного гроша не стоит. Все, что я своим школьникам-студентам скажу, - все будет пылью просто. Они наплюют на это и будут правы. От Рембо и, не знаю, до Томпсона, - все активно себя позиционировали в социальной, политической жизни. Я решила идти.

- Это будет честно с твой стороны, по крайней мере, - сказала я и вспомнила попутно, всех наших общих с Машей героев: гениев, гигантов мысли, покорявших нас талантами и достижениями. Художники-поэты-режиссеры, предпочитая акциям протеста вялый пикник Афиши, вы стремительно падаете в девичьих глазах. Чтобы быть честным, писать экономические и политические программы не нужно. Не надо для этого разрабатывать теоретические платформы. Если кто не заметил, Триумфальная - это такое место, где можно честно себя о чем-нибудь спросить и честно про что-нибудь ответить.

Конфликт именно в этой плоскости там происходит. Пунктами программ мы потом поборемся, посоревнуемся тезисами. А сейчас, тот, кто Гражданин, тот выходит на площадь! Все остальное от лукавого, как сказал бы мой знакомый священник.

В том, что, митингуя, граждане ни на что не влияют - не пункты и не программы виноваты. Это закономерный результат внутренней политики нынешней власти. И чем мы будем больше сидеть и молчать, тем будет хуже. Как в школе про дважды-два, честное слово.
Так вот, мы стояли, зажатые в крепкое омновское кольцо, плечом к плечу с другими людьми. С Другими Людьми.
- Освобождайте проход для других граждан! - ревел мент в мегафон.

- Ты ошибся, мы сами - другие. Другие - это мы! - появился Сергей Аксенов. - Я отсюда никуда не уйду.
И сразу вокруг него люди стали сцепляться, хватая друг друга под локти, образовывая решительное "мы". Один в поле воин, конечно, но у "мы" шансов куда больше. Сергей взял под руку Машу, Маша - Колю, Коля - Вову... На Триумфальной задача гражданина - подать руку. Просто сцепиться руками, чтобы нас в один день стало больше, чем этих, в черных доспехах. Это будет залогом того, что ни Колю, ни Вову не поволокут лицом по асфальту в автозак. Довольно существенное условие для гражданина, намеревающегося внести поправку в текст программы, не правда-ли?

Мы мерились силой довольно долго. Мерились силой - лучше не скажешь. Кого-то утащили в отдел, кого-то, как меня, просто вышвырнули с площади. И я приду 31 октября, знаете почему? Меня так просто с площади не вышвырнешь!

Вечером с Триумфальной разъезжались машины, в них сидели срочники с горящими глазами. Наигрались. Глядя в эти глаза, я впервые за вечер испытала страх. Конец игре, и развозят по казармам декорации. Но как любая нормальная игра начала 21 века - состязание на Триумфальной оставило резкий смертельный привкус. Загорчило настоящим.

Настоящие декорации сидели по домам немые с потухшими глазами.

dasha_shasha, Нацбол.Ru

Tags: Москва
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments