А (alex_dars) wrote,
А
alex_dars

Categories:

Портреты России: Евгений, машинист метрополитена

Бывший профессиональный игрок в футбол, а ныне машинист Санкт-петербургского метрополитена рассказывает, как ему живется под землей.
msh_ill

Про выбор профессии

После полученный травмы я решил стать машинистом. Я был профессиональным игроком в футбол, за "Локомотив" питерский играл — в 1990-м году была такая команда. Ее в свое время тренировал Гиви Нодия, знаменитый грузинский тренер. Мне сломали голеностоп и сшивали ахилл. Голеностоп полностью не двигался. Я тогда учился в техникуме железнодорожном. Мне предложили — иди, работай наверху машинистом электричек. Но я там проходил практику и знал, что это такое: заканчивать работать где-нибудь в Железногорске (Ленинградская область) — неудобно. Да и в кабине этой, зимой холодно, —30, а летом жарко. Я подумал: лучше окончить курсы машиниста метрополитена за девять месяцев и пойти в метро работать. Тут всегда тепло, и заканчиваешь работу рядом с домом.  В 1991 году пришел.

Про одиночество

Морально тяжело постоянно одному в кабине находиться. И так восемь часов в день, с короткими перерывами по 15 минут. В кабине нельзя ни музыку слушать, ни чего другого. Музыку, потому что могут быть проблемы со связью, диспетчера можем не услышать. Книжку не почитаешь, зрение будет портиться  — света там мало, да и внимание нужно постоянно удерживать. На больших перегонах иногда встаешь, чтоб размяться. Я обычно приседаю, прыгаю. А так — много времени у меня, чтобы просто подумать. Обо всем: что после работы делать, куда ребенка младшего отвести, о чем со старшим поговорить. У меня двое детей  — 16 и 8 лет, мальчик и девочка. Бюджет семейный еще постоянно планирую, пока езжу.

Про мертвецов

Когда на станцию въезжаешь, ты все время напрягаешься. И так каждую станцию, каждый день. Очень много идиотов, которые прыгают, могут стоять, толкать друг друга. Это все напряжение для меня. Въезжаешь — молодежь балуется на станции, дерется — уже начинаешь себя накручивать. От этого очень сильно устаешь. Потому что — не дай Бог — кто-то упадет, тебя затаскают потом.

У меня был случай, когда падал человек. Давно это было. Въезжал на станцию, а он упал, пьяный был. Я первым делом по тормозам, но человек все равно погиб. Тут никак не успеешь вовремя. Помню, тогда почувствовал опустошение. Первое время думал постоянно об этом, что это моя вина. Убил человека. Прокручивал в голове это все.

А был случай: въезжал на станцию, а там человек на рельсах сидел. Я  успел затормозить, остановился в метре-двух. У меня психоз, конечно. А он сидит, устал, говорит. Пьяный. Видать, свалился, очнулся и сел. Милиционера вызывали, вытащили его. А он: "А чо? Я ж просто сидел". В первую секунду была мысль: “Сейчас убью тебя. Если уж не состав, то я!”. А потом, когда уже проработал здесь 17 лет,  понял, что на всех злости не напасешься. А есть у меня коллега, он семь лет подряд людей давил. Ну а что, если у него падают постоянно пьяные? Не везет человеку, он привык, как сам говорит.

Про пассажиров

Пассажиры есть пассажиры, я нормально ко всем отношусь. Но иногда они выводят из себя. Особенно, когда двери держат или в часы пик начинают в один вагон влезать. А он же не резиновый, но они хотят именно в этот. Или вот есть такие станции, где выходят только из одного вагона. Набиваются всегда ближе к переходу, ближе к выходу в город. Если бы они разместились по всему составу, то можно было бы простоять положенные 20 секунд. А так все время лишние 10 секунд. Каждая такая станция ведет за собой сбой движения. 10 секунд лишних простоял — не нагнать потом. Так за несколько станций можно опозданий на минуту насобирать. Иногда возникает желание дверь закрыть, чтоб там нос кому-то прищемило. Желание-то есть, но нет возможности. Если я так прищемлю, потом бумагу на меня напишут. Часто случаи, когда мамашки бегут из-за колонн, а двери уже закрываются, и они суют туда сначала ребенка. Переиграть дверьми никак нельзя, хотя у меня левая рука все время находится на кнопке открытия дверей. Но механизм так не срабатывает, и были случаи, когда я прищемлял детей, именно потому что мамашки их вперед суют. Мужчины как раз, наоборот, сначала сами заходят, и следом — ребенок. Вечером часто общаются пьяные по громкой связи с машинистом. Кроме сообщений о каких-то ЧП, в основном, всякую лабуду несут. Иногда музыку предлагают послушать. Но мне не о чем с ними общаться.

Автор текста: Евгений Нателашвили


Tags: publicpost, Санкт-Петербуг, портреты россии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments