А (alex_dars) wrote,
А
alex_dars

Categories:

Свинка

«Свинка у ребёнка это очень, очень опасно!» - говорили родные и близкие, а не близкие и совсем не родные соглашались и кивали головой, пучили глаза. Возможно, это пресловутый ужас перед свинкой дёрнул меня купить в сельпо маленькую розовую игрушечную свинку. Она ютилась между кассой и сверхпитательными батончиками «Сникерс». За ней присматривала кассирша, судя по выражению лица, её уволили из Гестапо за жестокость. «Was ist Schwein?» – прошипела мадам кассир.

 - Что? - переспросил я.
 - 86 рублей - повторила более внятно она.   


Свинка покорила ребёнка-Варюшу. Другие игрушки не вызывали у неё такой палитры чувств. Она её гладила, целовала, обижала, кидала, потом брала в руки и жалела. Наблюдать за этой «Санта-Барбарой» было одно удовольствие. Но, как и в любой истории про детей, должно присутствовать это пресловутое «НО», здесь оно тоже есть. Так вот. Ребёнок-Варюша повадился призывать свинку к столу в момент трапезы. Происходило это так: она вскидывала палец в сторону животного и громко так, смачно хрюкала. Свинка, таким образом, стала окусываться вместе с ребёнком-Варюшей каждый день. А та в свою очередь бдела: чтобы глупый большой человек не обделил пайком животное, вытер ему пятачок и вернул на место постоя.

Иногда, во время обеда ребёнка-Варюши, глупому большому человеку звонили по работе и просили уточнить, что в текст интервью, которое он взял полгода назад, закралась чудовищная ошибка, которая как минимум «ужас-ужас!», а как максимум ведёт к гражданской войне в республике Маврикий. Большой глупый человек запоминал, что титул «социолог» надо заменить в тексте на «сакральный географ» и мир будет спасён. Но каша у ребёнка-Варюши подходила к концу, а свинке её так и не предложили… Вот тут маленький человек превращалась в рассерженного покровителя бедных поросят. Она  начинала издавать такие адские похрюкивания, используя всю мощь носовых, что позавидовал бы даже бородавочник. Однако не это печалило большого глупого человека, а то, что это безжалостное захрюкивание неизменно вызывало возврат пищи на слюнявец и столик.

Это ещё не всё. Хотя я сам думал, что наверно уже всё, ан нет. Катастрофа произошла, когда её не ждали! Бабье лето сманило свинью, и она загуляла. В серванте пусто, на полу пусто. На столе свинья не валялась! Ребёнок-Варюша нахмурил лоб и начал угрожающе прохрюкивать носовые (пока не бородавочник, а так - молочный поросёнок).

- Варя, свинки нет – серьёзно сказал я.
- Хрю! Хрю! – возмущалась ребёнок-Варюша.
- Да нет, её! Ты не брала?! – шучу я.
- Хруу! Хрю Хррр! – вскинула палец на сервант ребёнок-Варюша.
- Там нет, нет свинки, она в гости к бабушке убежала. – Обманул я.

Но обман не вышел. И ребёнок-Варюша, отталкивая ложку с кашей захныкала. Бусинки глаз заблестели хрусталём слезинок. Даже косиножка с бухты-барахты возникший на столике ребёнка-Варюши замер и смотрел на неожиданный грибной дождик. Во мне же закипал натренированный фермер. Было нелегко, но накормил, а сам думал: «вот только появись, ветчина, намотаю я тебе хвост на пятак!». На улице пошёл дождь, осень срывала листья с деревьев, выгоняя лето. На следующий день мы обнаружили свинку на прежнем месте. Ребёнок-Варюша был счастлив, а я вознаграждён её аппетитом.


Tags: дети, мои тексты
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments